на душе

Что Вы делаете, когда на душе тоска? Я выхожу на балкон, смотрю вниз. Закуриваю сигарету, тяну почти до конца, бросаю окурок вниз. в 1 из 115 случае попадаю кому-нить на бампер, вламываюсь в квартиру, чищу зубы, легче.
Иногда пью. Но проблема в том, что пью я исключительно в сумерках. Сумерки к утра не приходят, и если даже задернуть занавески, почему то день просто переходит в сумрачный день. Еще тоскливее.  

Биография сегодня.

Мне 35,36,37 или даже 39,в зависимости от обстоятельств, контролируемых мной самой, иногда 31. Их моих окон слышен звон колоколов. Я верю в Бога вне религий. И я не пользуюсь общественным транспортом. Сесть в маршрутку это как сходить в театр. Череда лиц, запахов, эмоций стала для меня сродни психоанализу. Я смотрю, наблюдаю, но ничего не чувствую. Я умею быть счастливой и это тоже скучно уметь. Быть и уметь –  разница между прошлым и будущим. Любимые, друзья, знакомые – просто люди, идущие мимо. Жизнь – мимо, эмоции – в памятьхранилище, иду дальше, он – рядом, я – с ним на одной параллели. Просто в другой реальности. 13 лет след в след. 
P.S. Купила новые джинсы. Они у меня есть.

Умение быть не собой помогает

Я - женщина. Взрослая женщина. Мне 35. С виду - достаточно умна, начитана, умею держать себя в руках. О, чуть не забыла. Я - кандидат наук. И моя специальность - русский язык. Ха-ха, мне плевать на пунктуацию и я пишу без ошибок, только благодаря проверочному организму моего компа. Отсутствие пунктуационных знаков для меня - выражения моего сплошного не поддающегося контролю сознания. Очень я собиралась писать. Вот, вспомнила - я -дура. Я не умею врать, не умею любить нелюбимых, не умею быть не собой. Раньше получалось лучше, но в этом году мой мозг решил все за меня. В тот момент, когда я понимаю, что мне неинтересно, я перестаю слышать. При этом я помню об том, что я интеллигентный человек и я пытаюсь внимательно слышать, но не слышу.

Виталий Сундаков или стихи, которые стоят Вашего времени

http://likefeo.narod.ru/books/avtor_sundakov.html

  КТО?


Кто–то за голенищем носит финку, 
Кто–то ложку, 
А кто–то карту. 
Кто–то цитирует Ленина, 
Кто–то Библию, 
А кто–то Декарта. 

..

Кто–то, бросил курить, 
Кто–то семью, 
А кто–то, – фразу. 
Кто–то первым, увидел землю, 
Кто–то, – последним, 
А кто–то, – всю сразу. 

Кто–то знает язык, 
Кто–то дорогу, 
А кто–то пароль. 
Кто–то доставил хлопоты, 
Кто–то почту, 
А кто–то боль. 
...

Кто–то лезет в гору, 
Кто–то в драку, 
А кто–то в душу. 
Кто–то вылез из грязи, 
Кто–то, из кожи, 
А кто–то, – наружу. 

Кто–то, скручивает болты, 
Кто–то, – руки, 
А кто–то, – травку. 
Кто–то выдал идею, 
Кто–то тайну, 
А кто–то справку. 

...

Кто–то, слушает сердцем, 
Кто–то, старших, 
А кто–то новости. 
Кто–то заполняет анкету, 
Кто–то телами ров, 
А кто–то, брюшные полости. 

Кто–то, требует справедливости, 
Кто–то, зрелищ, 
А кто–то, сдачи. 
Кто–то подослан, 
Кто–то ниспослан, 
А кто–то, – сосед по даче. 

Кто–то забран в дурдом, 
Кто–то в Гулаг, 
А кто–то в ЦК. 
Кто–то живет во дворце, 
Кто–то в картонной коробке, 
А кто–то, пока. 

Кто–то предлагает сделку, 
Кто–то ничью, 
А кто–то, – руку и сердце. 
Кто–то намерен подсыпать яду, 
Кто–то, соли на рану, 
А кто–то, – задать всем перцу. 

Кто–то лепит вождей, 
Кто–то судьбу, 
А кто–то, – кулич из теста. 
Кто–то теряет друзей, 
Кто–то лицо, 
А кто–то, – тёплое место. 

Кто–то любит зверей, 
Кто–то, риск, 
А кто–то пиво из горлышка. 
Кто–то ляжет на дно, 
Кто–то на дзот, 
А кто–то на солнышко. 

Кто–то попал на бал, 
Кто–то в мишень, 
А кто–то впросак. 
Кто–то непризнанный гений, 
Кто–то безвестный герой, 
А кто–то, известный дурак. 
...
Кто–то ходит на службу, 
Кто–то под парусом, 
А кто–то, с искусственным сердцем. 
Кто–то сосёт валидол, 
Кто–то грудь, 
А кто–то, – хрен с перцем. 

Кто–то меняет мнение, 
Кто–то, – вещи на хлеб, 
А кто–то, рубли на баксы. 
Кто–то посылает букеты, 
Кто–то войска, 
А кто–то, цены по факсу. 

Кто–то снимает шляпу, 
Кто–то пенку с варенья, 
А кто–то, на вечер даму. 
Кто–то вставляет зубы, 
Кто–то, белую розу, 
А кто–то, чёрную раму. 

Кто–то, ловит кайф, 
Кто–то, кадр, 
А кто–то рыбу. 
Кто–то взошёл на трибуну, 
Кто–то на крест, 
А кто–то, – на дыбу. 

Кто–то посредник, 
Кто–то, великий бродяга, 
А кто–то, – обычный король. 
Кто–то, кладёт на всех, 
Кто–то, ставит на всё, 
А кто–то, – на ноль. 

Кто–то пишет стихи и картины, 
Кто–то доносы, 
А кто–то Историю. 
Кто–то силою воли, 
Кто–то по воле случая, 
А кто–то, – Божьей Волею. 

Кто–то, призван к ответу, 
Кто–то к Всевышнему, 
А кто–то, – чему–то служить. 

Господи правый! 
Кто же научит жить? 

Я никогда не озвучиваю то, как мне бы хотелось умереть. Я знаю это неизбежно.

Художник и друг Ральф Стедман написал:

«…25 лет назад он сказал мне, что он почувствовал бы себя действительно в западне, если бы не знал, что может убить себя в любой момент. Я не знаю, смелость это или глупость или что ещё, но это было неизбежно. Я думаю, правда, которая объединяла всё, что он писал, в том, что он имел в виду именно то, что он говорил. Если для Вас это представление, что ж, хорошо. Если вы думаете, что это как-то просветило вас, что ж, это ещё лучше. Если вы гадаете, отправился ли он в рай или ад — будьте уверены, он проверит и то и другое, выяснит, куда отправился Ричард Милхаус Никсон — и отправится туда. Он никогда не терпел скуки. Но там должен быть и футбол тоже — и павлины…»

Футбольный сезон закончен

«Никаких больше игр. Никаких бомб. Никаких прогулок. Никакого веселья. Никакого плаванья. 67. Это на 17 лет больше, чем 50. На 17 больше, того, в чем я нуждался или чего хотел. Скучно. Я всегда злобный. Никакого веселья ни для кого. 67. Ты становишься жадным. Веди себя на свой возраст. Расслабься — Будет не больно». Выстрел.

21 февраля 2005 Хантер Стоктон Томпсон обнаружен на ферме «Сова» в Вуди Крик поблизости от города Аспен, штат Колорадо с огнестрельным ранением в голову. жена Томпсона, Анита, которая жила вместе с мужем, ушла из дома незадолго до рокового выстрела. Тело писателя нашел в прихожей его сын, Хуан Томпсон, который находился в доме вместе со своей женой и сыном.

«Я думаю, он принял осознанное решение. Он превосходно прожил свои 67 лет, он жил так, как хотел — и не был готов страдать от унижений старости, — говорит Дуглас Бринкли, историк и друг писателя. — Это не было иррациональным поступком. Это был хорошо спланированный акт. Он не собирался никому позволять диктовать ему, каким образом умирать». Похожие мысли высказывает и вдова писателя Анита: «Для Хантера, как мастера политических ходов и приверженца идеи контроля, совершенно нормальным было решение покончить с жизнью по собственному графику, своими собственными руками, а не отдавать власть над собой судьбе, генетике или случайности. И хотя мы будем горько о нем сожалеть, мы понимаем его решение. Пусть мир знает, что Хантер Томпсон умер с полным стаканом в руках, бесстрашным человеком, воином.» — Роллинг Стоун